Всё как на ладони

Биометрическая идентификация активно вытесняет карточные системы контроля и управления доступом. В этой перспективной нише работает екатеринбургская компания «Прософт-Биометрикс», которая развивает

технологию идентификации человека по венам ладони. Кроме нее, подобная разработка есть только у одного крупного мирового производителя.

Многие из нас знакомы с биометрической идентификацией по фильмам — например, о Джеймсе Бонде. До ее повсеместного внедрения еще далеко, хотя карточные системы допуска и начинают сдавать позиции. Они не так надежны: карту можно кому-то передать, потерять, ее легко подделать. Обмануть биометрию сложнее.

Биометрических методов множество: идентификация по геометрии лица или рук, радужной оболочке или сетчатке глаза, по голосу и по походке. Самый распространенный — дактилоскопия, у нее не менее 60% мирового рынка. На втором месте геометрия лица (2D и 3D), затем радужная оболочка глаза. Пальцы, лицо и радужку называют «тремя большими биометриками».

Александр Дремин загорелся идеей биометрии еще в 2006 году, организовав стартап в области идентификации по отпечатку пальца. Через несколько лет он нашел партнера в лице екатеринбургского холдинга «Прософт-Системы». Так образовалась компания «Прософт-Биометрикс», которая начала развивать биометрические технологии под брендом BioSmart. Дело в том, что дактилоскопия не идеальна: при ее внедрении на крупных предприятиях обычно у 5–8% сотрудников пальцы не «читаются». Мелкие порезы и царапины, мокрая или слишком сухая кожа — все может привести к сбоям.

В поисках нового направления деятельности «Биометрикс» рассматривала технологии распознавания по радужной оболочке глаза, геометрии лица и ладони, однако их в компании сочли слишком дорогими. Внимание привлекла идентификация по венам ладони, которая в начале 2010-х годов занимала не более трех процентов мирового рынка биометрических устройств. Технология не требует контакта человека со сканирующим устройством. Работает это так: инфракрасная камера фотографирует руку, на снимке высвечивается кровеносный рисунок вен, который у каждого человека уникален. При его совпадении с сохраненным в базе допуск разрешается. При обычном освещении увидеть рисунок вен нельзя; его не получится просто сфотографировать, в отличие, например, от папиллярного узора пальцев — поэтому технология считается максимально устойчивой к подделкам. Это одно из главных ее преимуществ наряду с простотой использования.

При этом биометрия ладони достаточно точна. Один из основных показателей качества биометрических систем — процент ошибок первого (FAR) и второго рода (FRR). Ошибка первого рода — вероятность того, что система пропустит «чужого», ошибка второго рода — когда система отказывает в допуске тому, кто имеет на него право. По словам Дремина, исследования показали, что значение FAR для биометрии вен ладони — не более 0,000015%, а FRR — не более 3%. Для сравнения: при дактилоскопии значение ошибки первого рода составляет 0,001%. Одной из самых точных на рынке считается биометрия по радужке глаза, для которой FAR составляет 0,000001%. Но против нее играет дороговизна: один считыватель может стоить несколько тысяч долларов. Стоимость установки уральской компании составляет порядка 100 тысяч рублей за одну точку идентификации. Как уточняет Александр Дремин, определяется она не столько ценой самого сканера, сколько стоимостью монтажа, турникетов и обслуживания, а также программного обеспечения.

Вглубь ладони

В 2012 году «Прософт-Биометрикс» стала резидентом фонда «Сколково» с проектом «Идентификация человека по венам ладони». Был разработан программно-аппаратный комплекс по биометрическому сканированию. Как рассказывает Дремин, совместно с Российской академией наук они провели исследование, которое позволило улучшить технологию: если зарубежные аналоги сканируют в одном инфракрасном спектре, то сканер «Прософт-Биометрикс» использует мультиспектральное сканирование — в нескольких инфракрасных диапазонах. Также удалось добиться высокой скорости работы: можно идентифицировать ладонь из базы данных до десяти тысяч человек за полсекунды. Это позволяет встраивать сканеры в охранные системы крупных объектов с большой проходимостью.

В прошлом году «Биометрикс» подала заявку в Федеральное агентство по интеллектуальной собственности, чтобы запатентовать полезную модель, на устройство с использованием метода мультиспектрального сканирования рисунка вен ладони. Как показали предварительные исследования на патентную чистоту, аналогичных решений в России нет, так что компания может получить патент уже к концу года.

Производятся приборы на базе компании «Прософт-Системы». Речь идет скорее о сборочном цехе: большинство электронных компонентов закупается за рубежом. Преимущества отечественного производителя — близость к заказчикам и способность быстро кастомизировать продукт. «Биометрикс» использует сканер, по технологическому принципу близкий к устройству, которое разработано Fujitsu, мировым лидером в этой области (компания выпустила считыватель вен ладони Palm Vein еще десять лет назад). Однако, как объясняет Дремин, если Fujitsu предлагает сканеры, набор программ и библиотек, ориентируясь скорее на разработчиков и интеграторов, то «Биометрикс» продает конечным клиентам готовые решения. Компания сама разрабатывает софт и интегрирует его в компьютерные системы заказчика.

Тотальная дисциплина

За несколько лет сканеры вен ладони в продажах «Прософт-Биометрикс» обогнали «пальчиковые» системы и заняли более 60%. Продукты BioSmart заказывают промышленные предприятия, государственные учреждения (Министерство обороны, ФСИН) и корпорации. Но самый большой интерес к биометрии вен ладони проявляют ритейлеры и сети общепита, которым нужно учитывать рабочее время и рассчитывать зарплату. Кроме того, биометрическая система, интегрированная с ПО предприятия, позволяет автоматизировать формирование табеля учета рабочего времени (не надо вручную забивать данные в «1С» и делать прочие операции). Для географически распределенных компаний снижается риск наличия «мертвых душ» в удаленных филиалах, которым может начисляться зарплата. Кроме того, учет рабочего времени позволяет оптимизировать оплату услуг аутстафферским компаниям, предоставляющим временный персонал.

Такие проекты имеют четкие параметры окупаемости: например, для сети магазинов из 200–300 точек это два года. Спрос позволяет планировать высокий рост производства: сейчас «Биометрикс» приступает к реализации проекта, где потребность заказчика составляет более 40 тысяч устройств (при том что компания в 2016 году выпустила три тысячи приборов).

Как рассказывает Сергей Очеретин, директор управления информационных технологий «Бургер Кинг» (в сети установлены системы BioSmart), прежде чем прийти к биометрии по венам ладони, они тестировали систему дактилоскопии, но не устроило качество распознавания. Да и вообще, сотрудников было нелегко убедить сдавать отпечатки пальцев, говорит Очеретин («Мы же не полиция»). Впрочем, и в случае с биометрией ладони первые полгода сотрудники пытались саботировать внедрение.

По словам Очеретина, целью проекта была прозрачность процессов на уровне каждого ресторана, чтобы исключить все возможности манипуляций на местах. В сети резко повысилась дисциплина. ИТ-специалисты «Бургер Кинг» еще на этапе пилота попросили встроить в биометрическую систему камеру, и не напрасно: выяснилось, что почти половина сотрудников, опаздывая на работу, первым делом бежали отмечаться, не снимая верхней одежды, и только потом переодевались в униформу. Когда у компании десять тысяч сотрудников, даже пять минут опоздания важны — дело в том, что зарплаты в сети рассчитываются практически поминутно. В целом Очеретин оценивает экономию оплаты труда в 10–15%.

Другая перспективная сфера применения биометрии по венам — идентификация личности, востребованная в банковской сфере. «Биометрикс» в прошлом году прошел конкурсный отбор в Сбербанке и работает над несколькими пилотными проектами.

В двух отделениях Среднерусского банка Сбербанка устройства BioSmart были интегрированы с охранными системами для контроля доступа в хранилища и кассовые зоны. Второй пилотный проект — интеграция биометрических приборов с POS-терминалами оплаты. Такая технология обкатывается сейчас в «Сбертехе» (дочерняя компания Сбербанка, оказывающая услуги по разработке и внедрению ПО). Оплачивать покупки можно, просто «отсканировав» руку. Сейчас «Сбертех» пробует эту технологию в своих «внутренних» кафе.

Идут переговоры об использовании биометрии вен ладони при верификации клиентского потока. Если клиент будет сразу на кассе идентифицироваться по венам ладони, сотруднику банка не придется сверять его лицо с фотографией в паспорте и терять время. Кроме того, рассматривается вариант применения биометрических систем при идентификации пользователей банкоматов.

Спектр возможного применения биометрии вен ладони широк, говорит Александр Дремин: «Она нужна фактически везде, где ставится задача: дай мне свой ID-номер». «Биометрикс» выполнила уже более четырех тысяч внедрений, за последний год спрос вырос на 300%. Сейчас очень важно выдержать конкуренцию: в любой момент кто-то может предложить рынку более эффективное и дешевое решение. «Идет технологическая гонка, — говорит Дремин. — Сейчас мы работаем над тем, чтобы можно было просто провести ладонь над сканером прямо в движении, чтобы считался рисунок вен».

В России у «Биометрикс» почти нет прямых конкурентов, специализирующихся на идентификации по венам ладони. Конкурировать приходится с японцами, но высока вероятность, что к ним присоединятся еще и легкие на подъем китайские производители.

Перспектива есть: сегодня, по оценкам «Прософт-Биометрикс», биометрия занимает лишь 10–15% российского рынка систем контроля и управления доступом. Мировой рынок биометрии к 2020 году вырастет в пять раз, до 20 млрд долларов. Российский к тому времени достигнет нескольких миллиардов долларов. Еще минимум десять лет биометрия по венам ладони в России будет активно развиваться, прогнозирует Дремин, проводя налогию с дактилоскопией, которая начала внедряться в 2005–2006 годах и только сейчас стала уступать позиции.